Про различение духов

Кофе одну за одной, в мусорник розовую свечу.
Вчера хотела героем, сегодня ни хладно, ни горячо,
Что-то поет внутри, но слов, пожалуй, не различу,
Что-то ждет, но ни за чем я больше не полечу.
Что-то грядет - но мы-то всё лучше знаем, о чем
Говорила Кассандра - и все же коня ведем под уздцы
В наш замок, за крепость стен, за каменные зубцы,
В надежде на что?
На чудо.
Всё остальное - к чёрту.
***
Вот есть у меня подруга, у этой, допустим, тоже трое детей,
Пошла с ними как-то в лес на пикник, и что? была такова!
Ее искали по всей округе, пока свидетельство выдали, муж прекратил истерику,
Только тогда заметили, что младший все позабыл слова;
Что старший подал заявление, хочет в военку, в воздушный флот,
Что средняя в школе пишет работу про папоротников цвет.
Да всем наплевать, что в детстве ни делай, оно ни к чему не ведет,
Наигрываешься и хватит: идешь с фонарем во тьме, выходишь на свет.
Пока я пишу их историю, младший идет в монастырь,
где обет молчания не мешает слушать фей голоса в лесу.
Средняя становится археологом, аккуратно сдвигает окаменевшего папоротника листы,
Старший заводит бомбардировщик, и тот его в путь несет
над лесом и миром туда, где слышится пенье: "идем со мной, забудь про скорби, цвети -
средняя в тот момент к узорной двери прижимает ключ.
Когда на голос немого Врата открываются и пути,
Первенец им всё своё отдает - открывая ракетный люк.
Груз его вер и надежд на чудо взрывает секретный холм,
Пронзавший ходами мир. Взрывается изнутри пустая земля.
Из черной воронки ушедшая мама к детям своим выходит,
Я смотрю на нее и, слава Богу, это еще не я.

Я перед алтарем прошу: хлеб наш насущный подай нам днесь,
Как нищим, ленивым задницам, не надеющимся уже ни на что.
Если увидеть себя через десять лет от сейчас и здесь
Можешь только в рамке - взрывной волне,
То лучше не делать шаг под открытый чудесный холм,
За накрытый стол.