Category: история

"Король Артур: легенда меча" - отчет о фильме

Пока по сети курсирует стихотворный пересказ истории, снятой Гаем Ричи - и пересказ ну ОЧЕНЬ смешной и ОЧЕНЬ близкий к тексту! - я хочу рассказать, чем я так в этом фильме восхитилась.
Из истории о короле былого и грядущего сделали легенду для современников, и как любая история, рассказанная у костра (а что еще такое экран кинотеатра, как ни костер в ночи, которая темна и полна ужасов?), она гораздо больше про рассказчика и слушателей, чем про давние давние времена. Но я персонально этому рада, потому что про давние времена эту историю никто и не рассказывал никогда, все про свое сегодня.
Это история о короле былого и грядущего - ну то есть о таком короле, какого неплохо бы, кажется слушателям, заиметь вотпрямщас, чтобы порядок был.
И вот, мы смотрим на экран и видим историю, понятную современным слушателям. С самого начала - королевство Утера Пендрагона разрушает Черный Злодей Мордред. Не спрашивайте. Ну просто не спрашивайте. Помним, это история у костра. Я так своим детям мнооого какие классические истории рассказываю на ночь. Мор-dread, черный страх, чо не ясно, это метафора, а не живое существо со своим таймланом. Зло Стремное, одна штука. С олифантами, потому что сейчас после ПиДжея так принято изображать Зло, иначе не поймут. У зла есть олифанты и вид у него явно нечеловеческий. Это чтобы мы сразу поняли, что тут нет никакого богатого внутреннего мира и несчастного непонятого антагониста, просто (что-то непонятное) зло, руби его нафиг. Не спрашивайте опять, но Пендрагон Утер это типа Мифический Хороший Правитель (он почти сразу мертвый, поэтому не смейтесь над ним, он воплощает никогда недостижимый идеал) с блондинкой-женой и блондинчиком сыном. У него есть Злобный Брат (что воплощает наши современные представления о квартирном вопросе и расширенной семье) - у которого темноволосая в стиле пре-рафаэлитов жена (что означает пагубную страсть) и милая брюнеточка девочка (маленькая Моргана?! - мелькнуло у меня. Но нет. Просто статист-контраст для судьбы светловолосого мальчика.).
И вот перед нами у костра (в котором горит классический канон) разыгрывают историю про противопоставление обыденности и зла, про противостояние правителя и революционера, про личную силу и ценность других людей. Два раз, чтобы мы точно поняли. Первый раз, как "ожидания", второй раз как "реальность" (ну или трагедия и фарс, как угодно).
Утер сам отдает корону в руки брата ("Держи корону. Крепко держи" - говорит ему. Так тот и будет делать, послушный мальчик), идет сражаться со Злом (пока его армию громит это ж самое зло как бы в одно лицо, закономерно - откуда у Зла сторонники? Это воплощенный индивидуализм.) и побеждает злодея, у которого есть Волшебная Башня, с помощью Волшебного Меча (ну спасибо хоть не Рога. Темную башню уже даже варвар Йонду стебал). молодец. НО... сразу после этого выясняется, что главное зло-то было не Зло В Башне, а собственный королевский совет и родной братец, который идет вразрез с государственной политикой (бедный Утер, ну как он мог догадаться, что с ним такое случится!).
История у костра начинает обретать краски обыденности. Обыденность же и убивает Идеального Правителя - заговор, ночной побег, любимую жену застрелили, сына затолкали в лодку (Боже! мне бы такого тихого сладкого ребенка! мой бы сорвал весь заговор своим трепом, если его разбудить в ночи и нести куда-то на ручках) и отправили, как Моисея, куда глаза глядят.
И он попал в грязный, раздолбанный Лондиниум с обломками былого римского величия на заднике (слушатели у костра печально кивают) в самый что ни на есть бордель. Там, в борделе, и воспитают истинного короля, какой нынче нужен слушателям. В течение следующих пяти минут в нарезке нам показывают, как такого воспитать: его бьют, а он крепчает, копит деньги, дружит с теми, кого победил (невзирая на то, что те раньше наносили ему травмы, физические и психологические), заботится о тех, кто его вырастил (даже если они все шлюхи, семью не выбирают). Короче, чтобы стоять, он должен держаться корней.
И вот он держится - юный средневековый самоуверенный гопник, который был бит девятнадцать раз, но двадцать раз дал сдачи, и от того он мнит себя бессмертным.
Лучшее в фильме - это диалоги, они отражают настолько подростковую жажду жизни в любых условиях, настолько крепкое желание непременно сказать следующую реплику и остаться самым умным - что от этой витальности хочется пойти и что-нибудь сделать. Никакой нравственности, кроме нравственности дикого зверя "дают-бери, бьют-беги" - но очень милое "базовое доверие миру", повествующее о счастливом раннем детстве. "Прошу - и дают!"
Этот истинный король в ближайшие полтора часа экранного времени вытянет меч из камня (встретится с самим собой-настоящим), потеряет от этого сознание в ужасе, пройдет путь от "я любимое дитя вселенной" до "вселенная мое любимое дитя", как и положено взрослому и королю (а любой взрослый тот же король, просто в наши дни это штучный товар, поэтому про них интересно) - и пройдет он его, набивая положенные и известные слушателю у костра шишки.
Провал в самом начале карьеры - это "номер ноль". Меч из камня Истинный король будет вынимать в компании врагов и пропойц, которые ни от кого вообще на этом поприще давно не ждут победы, а таскание меча - веселый аттракцион с выпивкой и живой очередью. Ну-ка, ну-ка, покорячься! И естественно, если вдруг удача - то ты как бы тут же и в плену и в перспективе скорой казни. Потому что здесь нельзя чтоб удача, ну так никто не делает, никогда хорошо не жили, нечего и начинать. "Ты быстро станешь легендой" - в смысле о таких, как ты, сто лет никто не слышал, и не услышат, потому что тебя щас не будет, не надо вот этого нам, победитель ты наш. Чо, особенный?
Потеря семьи и дома - раз. Это типа реальная сепарация от родительских фигур: не "идеальная", когда "родители купили квартиру и отстранились-оно же "скоропостижно и героически померли, оставив герою только кошмары о счастливом детстве", а такая, реальная, когда "братец, если ты не поступишь на бюджет, то пойдешь в армию". Враги сожгли родную хату. Идиоты (но злу это свойственно). В "сепарацию" героя тащат волоком приверженцы истинного короля - это, наверное, была метафора психотерапии, и наш герой закономерно психотерапевту сэру Бедиверу (негру в тюбетейке, в общем, полное несоответствие ожиданиям) сопротивляется: не, я понял, что вы меня отсюда просто так не отпустите, что мне теперь отрабатывать за "спасение", но, чувак, может я лучше домой в привычную жизнь? Нету привычной жизни, сгорела. Остались некоторые проверенные друзья, но их круг сильно поредел, девочки так вообще разбежались.
Это важный и прекрасный момент. Слушатели затаили дыхание: нас бьют, а мы крепчаем? Простим обидчиков, натренируем кулаки, подкопим денег, выплатим ипотеку и тогда отомстим, или ишак сдохнет, или шах, или я? Браток Артур буднично так делает себе зарубку: "я его убью". Я, сын шлюхи (он все еще в это о себе верит) - короля. Потому что он обидел моих девочек.
И проверенный товарищ ему, такой, в этот важный момент говорит: так а чего ты тогда кобенишься? Вон эти самые того же самого хотят!
Будущий король впервые познает, как это - когда вдруг другие люди хотят того же, чего и ты, ради тебя самого и них самих, а не потому, что надо отрабатывать. И познает, как это, хотеть чего-то из-за других и ради них самих, а не потому, что так оно по понятиям. По понятиям дают- бери, бьют-беги. И он не бежит. Он просто долго, муторно и глупо (как и положено в инициации, когда ты сам не до конца понимаешь, зачем оно так всё, но так надо) пытается найти связь со своей силой и оказывается - бинго! - что она состоит в том, как он связан с другими людьми ради них самих. Пока он не перестанет отворачиваться от факта, что его родители умерли за него (как это немножко происходит в любом родительстве), он не может принять их наследие; пока он не поймет, что его друзья не оставят его (и друг друга, и он их) в слабости и в смерти - он не захочет эту смерть предотвратить, победить.
Христианских мотивов в этом фильме даже чересчур много и они все как-то в лобешник кувалдой, по-гопницки. Артур малышом плавает в лодочке, пытается продать свое первородство за миску похлебки, не садится в собрании нечестивых (это отдельный прекрасный диалог-сцена про "фарисеев", которые якобы мятежные бароны, попрекающие Артура отсутствием высшего образования и насмехающиеся над "орденом подстилки", знали бы они про Подвязку!), а омывает ноги грешникам и мытарям, предает жизнь за други своя...и еще он всю дорогу в белом. от так, чтобы ну точно поняли: король должен, обязан быть всегда в белом, слушатели хотят в белом и всегда - но чтобы сын шлюхи, как мы! Рассказчик усмехается и показывает нам злодея, который весь в черном все это время занимается тем, что методично отталкивает от себя всех сторонников, жрет в одно рыло за большим столом (личный ресурс), устраивает из каждого своего появления на публике шоу с "волной" и скандированием (превращается из человека в "медиа-фигуру") и тычет ножиком во всех любимых ради того, чтобы зажечь свечу без помощи спичек. А все потому, что он хочет все сам, один, а остальные пусть "выполняют свою паскудную работу" и служат на задних лапках. У него даже армия в шлемах без лиц, чтобы не дай бох не встретиться ни с одним живым человеком. Многие говорят, что вот Джуд Лоу в фильме красив, а актер Артура, как бы... ну, да, так себе. Так и должно быть. Зло торчит поперек горизонта во всем своем царственном индивидуализме и непонятом одиночестве, как его башня магии, ему и положено быть красивым и затмевать собой. А Артур постоянно цапается-пикируется-таскается то с неграми, то с китайцами, то с дядькой с ПТСР (о, лучники это моя любовь, жаль что не Реннер играл!), то с малявкой неполовозрелого возраста, которого по хорошему надо было сразу на веревочку привязать, а то он рушит все планы и никак не хочет быть удобным (родители, вы помолчите и улыбнитесь сейчас) - а без этого как бы и ничего не делает _сам_. Потому что он становится как бы всеми нашими слушателями у костра, и картинка на круг и не должна быть очень привлекательной, просто вот такая вот жизнь, ничего не поделаешь с ней.
Ценность условного "добра" в этой истории не в том, что он сын шлюхи (как мы), а станет королем (как мы все в общем-то должны) - а в том, что он это сделает, не теряя связи с важными, близкими ему людьми - и по ходу пьесы этих людей становится вдруг больше. Вскоре в этот круг попадают и рыцари, сражающиеся с ним рядом, и Георг Китаец, мастер кунг-фу, который бывало прежде бил его по жопе и учил жизни, а потом и люди, которые рисуют знак меча в камне на стенах, зная, что за это могут и руки поотрубать, и не только рисуют - они кидаются камнями в стражников злодея! Артур знает, что такое стражники злодея и что будет, если в них камнями, он там был, он видел - и оп! - внезапно он хочет, чтобы это просто. всё.кончилось. и ни с кем не случалось.
Он вдруг осознал, что люди, блджад, живие, теплые, их можно убить, и они все равно лезут на рожон - ради него, короля, иттить. И он не хочет такой ответственности и швыряет меч в воду, ну его нафиг, жить жизнь с другими людьми, когда все такие хрупкие, побегу я в лес лучше сам. Но нет, он не может, он на всю жизнь шрамирован счастливым детством, и это тот самый момент, когда собственная совесть, а не "общество", говорит "тебя родили в любви, тебя вывели в мир через жертву - самое время что-нибудь родить и кого-нибудь вывести при помощи этой сложенной в тебя вундервафли". Делай добро и бросай его в воду. И он достает меч обратно из воды, дает себя укусить волшебной змее ("я не люблю змей" - "никто их не любит" - и мы все, гребаные гуманитарии, вспоминаем змею-Правду, змею-Смерть из Маленького принца) и идет сдаваться злодею, потому что просто знает - злодей так точно не сможет. И он не может, он может только загнать меч обратно в камень, потому что змея-Правда не за него, убивающего любимых ради личного бессмертия, а за того, кто пришел на смерть ради своих.
А дальше будет экшн, разбрасывание безликих стражников (а те, кто с лицами, кладут оружие), холодный-холодный свет "добра и правды", который вообще никак не греет в последней битве, и фигура отца, которому больше не надо становиться камнем и бременем и сдерживающим фактором - потому что наследник не отвернется в страхе и возьмет меч из отцовских рук. "Тебе больше не нужно бежать".
Зло сначала становится нечеловеческим бессмысленным великанским "мордредом-руби-его-чотут-думать", а потом - родным дядькой со своими психологическими проблемами. Артур его уже узнаёт, а не просто рубит из страха перед неизвестным.
И пронзенное мечом зло вяло отваливается и падает, разбивая Каменный Стол (мы все, филологи, кричим "Нарния") - а я в это время думаю, а вот добро бы рванулось вперед по клинку и задушило эту гадину; и думаю, вот такое вот у нас "добро", и тут Артур так вот прямо в лоб и говорит:
- Ты научил меня быть таким, какой я есть. Спасибо тебе. Ты показал мне, что такое зло.
И сам он не добро, конечно. Он учился у зла, как зло всегда нас учит - быть злом и сражаться со злом, создавая в мире бесконечную цепочку зла.
И приходит "союзник" предыдущего правителя и говорит, ну, мы же договоримся, ты же все понимаешь, это же твое наследие, подавай рабов.
и Артур такой говорит: не-а. Я не король. И ты имеешь дело не с королем. А со страной. С народом. С нами всеми. И мы нас продавать не будем. А вас бить можем - но только пока вы не захотите поговорить с нами. С нами, а не с рабами и государями, как будто это что-то различное. Союзники лучше врагов. Говорить лучше, чем бить. Пусть "нас" станет больше.
Он делает стол, в котором никто не сможет дотянуться до середины. Он незакончен в конце фильма, ну, понятно, как бы мы могли рассказать слушателям у костра о законченном Круглом столе? Но кое-кого Артур все-таки посвящает в рыцари, а они его, и в рыцарском служении нет разницы между негром и китайцем, вышибалой и царедворцем. И король впервые не в белом, а в красном, и ест, да, потому что он живой, должен есть, у него красная кровь - но у него за столом есть друзья.
И всё это, ВСЕ ЭТО НАКОНЕЦ-ТО без единой любовной сцены, ни единой.
Гай Ричи догадался, что любовь - это не про поцелуи, и бывает еще любовь к родине, и вот теперь слайды.
Гвиневера будет попозже.
Сейчас взрослые это мы.

Я сходила на фильм дважды. И наверное схожу еще. Потому что вот прямо сегодня увидела картинку из фильма, а на плаще одной из действующих лиц перья! А я не увидела. И еще я вероятно не увидела много чего - и мне оно не помешало, но жалко, что не увидела!
Костюмы показались мне скорее из современного театра, чем из исторической эпохи или современности (но это норма для Гая Ричи). А то тут вчера подруга спрашивает, почему Артур в современной куртке на постере - а я такая, а прическа его тебя не смутила? Ну и там такого много. В другом месте видела смешной вопрос, к какой конкретно исторической эпохе относится фильм? да ни к какой. Видим "легенда" - читаем "в давние-давние времена".
Это фильм - интерпретация легенды, и как любые легенды и мифы, эта история покривилась под расказчика и слушателей неимоверно. Искатели первоисточника не найдут его там нигде. Зато рассказчика и слушателей - полным полно, хвосты торчат отовсюду.
Еще там есть негры (некоторые из них в ролях, условно обозначающих классическую версию истории - и это очень смешно, но на самом деле самое смешное в фильме и в этих ролях не цвет кожи, вообще) и китайцы - но после "Великолепной семерки" негры и китайцы мне вообще не мешают нигде.

(no subject)

Атака печенегов
     Святобор был лучший из воинов Особой дружины. Хотя ему только исполнилось 14 лет, он уже был опытный ассасин и убил семерых.
     Это были неспокойные времена. России угрожали со всех сторон половцы, хазары и особенно страшные Печенеги, которые делали жестокие набеги на всю страну. Они уводили в рабство и насиловали, и мать Святобора тоже погибла от них. Юноша хотел отомстить и стал лучшим из лучших. Его заметили, и теперь каждый вечер он с остальной дружиной пировал на княжеской тризне. Князь окружал себя ассасинами, потому что Печенеги могли менять обличье, и князь доверял судьбу страны и безопасность только им.
     Принесли много еды, но Святобор был к еде совершенно равнодушен и ел очень мало. Выпив ковшик водки, он не расслабился, а пошел искать кого-нибудь подозрительного. Он предчувствовал сердцем тревогу.
     Князь заметил молодого ассасина и подозвал его сюда рукой.
      - Я хочу, чтобы ты позаботился сегодня ночью о моей дочке, только без глупостей, - сказал князь.
     Дочь князя царевна Всеволода стояла рядом с отцом. Она была очень стройная, с высокой торчащей вперед грудью и манящими острыми сосками, выпирающей из-под худых девичьих плеч. Она улыбнулась юному воину призывно и испытывающе, так что ассасин облизнул от мысли о неожиданной любви губы собственным языком. Всеволода сразу вошла в его сердце.
      - Отведешь ее сегодня ночью к знахарке, - сказал князь. - Я боюсь, что царевна проклята. Только ведьма, живущая в Квартале Гильдий, может сказать, так это или нет.
     Князь хотел сказать еще что-то, но Святобор тут понял, что он в опасности. И резко толкнул князя и девушку, так что те попадали со стола. Над ухом просвистела заточенная метательная звездочка, вонзившись в стену, сразу задымившуюся от сильного яда. Слуга, принесший кабана, зловеще ухмылялся. Святобор, изловчившись, пинком сорвал с него маску, под ней оказалось клыкастое лицо Печенега с горящими красными глазами.
     Не теряя ни секунды, Печенег запрыгнул на лежащего князя и стал делать то, зачем пришел, своим убийственным кривым кинжалом. Но Святобор не дал ему кончить: он сам лег сверху на Всеволоду, покрыв ее от врага своим могучим телом, и сильными пинками заставил Печенега убраться от его сюзерена. Оскалясь, зловещий монстр выхватил ятаган. Но удавка Святобора оказалась быстрее: она молиненосно свистнула в воздухе, как вспышка, и в зал вбежали дружинники князя. Печенег был мертв.
     Задыхающаяся Всеволода смотрела на своего нового друга с выраженеим восторга и благодарности. Потом увидела отца и отвела взгляд, смутившись своего неожиданного прорыва…