Category: религия

Выжил by Софья Незабвенная

отсюда: https://grainnewyn.livejournal.com/211020.html

Мой мальчик выжил.
Даже там,  где я этого не просила. 
Искоркой света,  сорвавшейся с Иггдрасиля
В сердце моём, голодном до смертной тяги -
Боги звали в Вальхаллу - живьем; но он выбрал иные стяги. 

И если екнет у сердца, и струны в ответ заплачут
Это значит: где-то на крыше курит мой мальчик
Курит, в бездну небес теплоту свою отпуская, 
Тянет руки ко мне: мама,  мама,  а я такая:

Не зови,  я тебе не мать,  никогда не буду,
Это - вслух;  а внутри: удачи тебе,  Гаруда. 

Муравейником город раскинулся дальше неба.
Я пытаюсь забыть,  кем была ему; 
Кем он мне был,  
Да вот только все льется наружу,  все чаще льется
Жажда солода,  
Горечь голода,
Запах солнца. 

И все пишется,  и все слышится - громче,  громче -
Пусть он выживет!
Пусть он выдюжит, ну же, Отче! 

Пусть - неправильный; 
Ноты отравлены в этой песне:
Даже если сгорит живьем,  все равно воскреснет. 
Пусть - нелюбленный, 
На совершенство так непохожий.
Но он выдержит.  
Потому что - промысел Божий. 

А я буду ваять, баить байки о вурдалаках; 
Будут рвать баян;  после - рвать волоса и плакать, 
Будут прятаться. 
Будут мятежно молить о буре -
Но мой мальчик выживет. 
Это в его натуре. 

И все станет теплей, и все станет светлей и краше -
А пока между нами веселая вьюга пляшет, 
Но все выживут до конца, и никто не сбрендит -
Даже там,  где самой мне не верится в happy ending.

Даже там, где сама оторву,  прокляну,  не вспомню. 
Если вдруг потеряешь свой компас в лихом запое,
И покажется: все дерьмо,  больше некуда падать ниже -
Посмотри на него.
Потому что мой мальчик - выжил.

Лизя и всё

Ко мне приезжала сестра крестить круглу. Если кто помнит, это та же сестра, которая героиня поста "пни его ногой". Так что погостевали мощно, с треском круша шаблоны.

Начали с того, что я попросила у сестры справку о том, что она добрый католик. Потому что в прошлый раз, на крестинах Непоседы, отец Франциск ну очень пристально смотрел на моих ну очень неканонических крестных и вызывал их на личное собеседование. А тут, понимаете, крестная прибывает на два дня.
(Справку она привезла, добывала она ее тоже небезынтересно, но это уже не наши проблемы. Главное, что справку не потребовали, я ее сохранила и теперь, если вдруг запускать процесс беатификации, то у меня и справка есть)
Вот прибывает моя девочка из аэропорта и такая слегка удивленно говорит: а что ж ты не предупредила меня, что крестим-то мы вот прямо сегодня, сейчас? тогда она бы хоть вышиванку свою взяла, что ли... Я, знаете ли, позабыла предупредить. Со мной случается. То, что она спала всего час из-за раннего вылета, до меня тоже не дошло сразу (потом ее было очень жалко, а за себя очень стыдно).
А все потому, что я вообще-то не верила, что она риедет. Я иногда не верю, что будет завтра, чего уж там.
Но тут оно было. И уже сегодня.
Крестного у нас не было на примете. Я такой специальный католик-социофоб, что за восемь лет ни с кем в приходе не знакома до предложения крестить детей, старшего крестил священник, а среднего православный бородатый дядька, который на сей раз отказался, ему и Непоседы много, и я его понимаю, то еще духовное чадо). Поэтому Енот договорился, что крестным будет кто-то из храма. Собираемся ехать: Мить, я с круглой в слинге, да Небель. И тут Сказочник такой в слезы: это как же без него его Лизю Богу отдавать будут! Боялся, наверное, что совсем отдадут. Пять секунд на сборы, выезжаем. Приезжаем. А крестного нету. Вообще никого, кроме священника, нету. Отец не подходит. Мать не подходит. Крестная на роль крестного тоже не подходит. А это у вас кто? Братик? Крещеный? Подходит.
Так Сказочник стал крестным отцом.
Его потом на катехизации спрашивают (дожидаясь определения благодати): ну, какой Лизя была до крещения. Он задумывается: кругленькой, говорит. Эээ, а после крещения какой стала? Кругленькой. Так что изменилось-то в ней? Эээ...она стала больше на меня наползать!
Иди мальчик, отсюда, и не греши.
Енот теперь зовет его Дон Леоне.

Лизя пыталась скакнуть в купель и радостно на нее рычала. Ска махал свечой как мечом, разгоняя силы тьмы Божественным светом. Я в вышиванке, Енот в вышиванке, Небель, петербургская грекокатоличка в Киеве - без вышиванки. Непорядок-то какой. Недопорвали шаблон священнику.
Но он трещал. Особенно когда он спросил у Ска для документов, когда тот родился. Несадовский счастливый ребенок, не наблюдающий часов, призадумался и ответил: я родился на Имболк. И я явственно услыхала треск шаблона "семьи добрых украинских римокатоликов".
Впрочем, в ирландском пабе после всего мы вели себя как классические они: толпа орущих детей, длинноюбошные матроны и эль для всех.

6 февраля - святой Павел Мики и его сподвижники (японские мученики и самураи Господа нашего)

Postée à l'origine par johanajollygirl sur 6 февраля - святой Павел Мики и его сподвижники (японские мученики и самураи Господа нашего)
Мики родился и вырос недалеко от Киото в семье храброго самурая. Франциск Ксаверий, иезуит-миссионер, прибыл в Японию сорока восемью годами ранее, в 1549 году, и его послание о Божьей любви завоевало сердца сотен тысяч японцев. Одними из них были родители Микки, которые приняли крещение вместе с сыном в 1568 году, когда Павлу было четыре года. Они воспитывали Павла в христианской вере и отправили учиться в иезуитскую школу. Там Мики ощутил своё призвание к священству. В 1586 году, в возрасте 22 лет, он поступил в Общество Иисуса в Арье. Там в 1588 году Павел принёс свои первые обеты. Затем последовали годы обучения в Арье, Амакусе и Нагасаки. Латынь давалась Мики с трудом, но в скором времени он с большим успехом начал катехизировать и проповедовать, особенно среди нехристиан. После плодотворной деятельности на южном острове Кюсю Павел был направлен в центральную Японию, где обратил немало самураев.

Read more...Collapse )

Жизнь и гиперссылки

Плохо быть травматиком: чуть что сразу все вилки из розеток шмяк! и тока нет. Сижу, обтекаю, весь вечер втыкаю обратно вилки, дрожу, представляя, сколько их не найду и не воткну обратно на сей раз, сколько продолбала в течение жизни со сколькими людьми...
Я тот человек, которому вообще противопоказано ныть и жаловаться: сама по себе я в плохое не верю, но стоит кому-то кивнуть в ответ на мои слова: дааа, матушка, у вас все плохо - как у меня становится все плохо, хоть из дому беги, стыдно людям показаться.

В стотысячный раз сама себе присылаю один из любимых нарнийских отрывков:

– Мне кажется, ты подслушивала.

– Я?

– Ты подслушала, что говорят про тебя подруги.

– Так это же колдовство!

– Подслушивать нельзя никак – ни обычным, ни колдов­ским манером. А на подругу ты сердишься напрасно. Она слаба, но тебя она любит. Ей хотелось подольститься к стар­шей, и она говорила не то, что думает.

– Наверное, я не смогу забыть ее слова.

– Да, не сможешь.

– Ой! – вскрикнула Люси. – Что же я наделала! Значит, если бы не это, мы бы дружили… может быть, всегда?

– Помнишь, – сказал Аслан, – я тебе говорил: никто ни­когда не узнает, что «могло бы статься».

– Помню, – сказала Люси. – Прости меня. Только…

– Что, моя дорогая?

– …прочитаю я снова тот рассказ? Расскажешь ты его мне? Расскажи, Аслан, пожалуйста!

– Конечно. Я всю жизнь буду тебе его рассказывать. 

Пожалуйста, Отче, рассказывай мне тот рассказ всегда, и, пожалуйста, не очень тихо.
А, кстати, вы знаете, что мой сыночек научился разговаривать с Богом, и Он ему отвечает?
Да-да. Ска мне всегда с удовольствием рассказывает, что Бог ему ответил.
Это так... захватывающе. Пока сошлись на том, что выдумывать ответы за Бога запрещено, а если все по правде - то круто!
А в остальном жизнь: Непоседа пошел, я устраиваюсь учиться (на семейного консультанта в ин-т св.Фомы) и работать (в частный детсад), размечталась, что научусь снова водить машину. Сказочник просит, чтобы это непременно был грузовик. Он не оставляет надежд, что у нас все-таки будет восемь детей.